Материал из Wiki - KubSU
Версия от 14:07, 11 декабря 2012; Belkin (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

данная страница находится в процессе оформления

Специфика национальной политики Советского государства в 1920-е гг.

Национальная политика Советского государства, которая в 1920-е гг. была направлена на поддержку коренного населения и других этнических групп реализовывалась путем создания национальных районов. На Кубани, где исторически сложились крупные массивы таких народов, как армяне, греки, немцы и др., а также сохранялись компактные поселения автохтонного этноса – адыгов, практика создания национальных районов имела широкое распространение.

Одним из первых в сентябре 1924 г. в Черноморском округе был образован Шапсугский национальный район с центром в г. Туапсе. В 1930 г. центр района перенесен в с. Красноалександровское, а постановлением Президиума ВЦИК от 13 марта 1931 г. – в пос. Совет-Квадже. После 1934 г. центром района стало село Лазаревское. Район просуществовал до 24 мая 1945 г., когда Указом Президиума ВС РСФСР он был ликвидирован и его территория вошла в Лазаревский район г. Сочи.

В составе Майкопского округа был образован Армянский район (Постановление ВЦИК от 12 апреля 1926 г.). Центром района стало с. Елисаветпольское (не позже 1938 г. переименовано в с. Шаумян). Армянский национальный район просуществовал до 22 августа 1953 г.

На всей территории края создавались немецкие сельские советы, поскольку немецкое население проживало в разных его частях. Постановлением крайисполкома 4 мая 1927 г. была создана специальная комиссия, которой поручалось сформировать такой район в Терском и Армавирском округах. Так на территории Армавирского округа 27 февраля 1928 г. появился Ванновский район. По Указу Президиума Верховного Совета от 4 мая 1941 г. Ванновский район был упразднен, а его территория разделена между Гулькевичским, Ладожским и Тбилисским районами Краснодарского края.

В феврале 1930 г. в Черноморском округе за счет части Абинского района Кубанского округа и Крымского района Черноморского округа был создан Греческий район с центром в станице Крымской. 22 февраля 1938 г. Греческий район переименован в Крымский и ликвидирован в качестве национального.

В первые десятилетия ХХ в. на Кубани появляются ассирийцы. Ассирийцами-переселенцами из Карской области в 1924 г. в Курганинском районе был образован х. Урмия (впоследствии с. Урмия). К 1926 г. их численность на Кубани увеличивается и по данным Всесоюзной переписи составляла: в Армавирском округе – 620 чел., в Кубанском – 119, Черноморском – 80, Майкопском – 54 чел. Вместе с тем, переселение продолжалось на протяжении 1920-х–начала 1930-х гг. Так, в материалах Кубанского отделения Всероссийского общества содействия трудящимся ассирийцам от 8 февраля 1928 г. отмечается, что при проведенном статистическом учете в г. Новороссийске зафиксировано 495 чел. ассирийской национальности, в том числе 208 детей до 18 лет и 287 взрослых. Довольно обстоятельно государственными органами рассматривался вопрос о переселении ассирийцев на Черноморское побережье в Геленджикский район, формировались списки, приглашались к переезду представители ассирийского народа из различных регионов СССР. Однако по ряду причин организованного государственного переселения ассирийцев на побережье не произошло. Значительная часть переселенцев направляется в с. Урмию. В 1930 г. сюда переселилось около 100 семей ассирийцев из Москвы, Ленинграда, Свердловска и других мест. В 1935 г. в Урмии был создан ассирийский сельский Совет и открыта начальная национальная школа. Позднее весь ассирийский актив был репрессирован, школа закрыта, сельсовет ликвидирован.

В период существования национальных районов в них открывались национальные школы и клубы, делопроизводство переходило на национальные языки, на которых велось преподавание в школах и техникумах, издавалась учебная и художественная литература, печатались газеты и журналы. Национальные кадры широко привлекались в местные органы власти, становились руководителями различных учреждений и предприятий. Широкое развитие получило народное творчество, действовали фольклорные коллективы. Политика коренизации, создание национальных районов стимулировало развитие национальной культуры, способствовало сохранению традиций, формировало навыки самоуправления. Представители этнического меньшинства активно работали в учреждениях госаппарата. Однако подобная практика была недолгой и не получила дальнейшего развития.

Национальный состав населения (по переписи 1926 г.)

Соотношение национальностей по отдельным округам Северо-Кавказского края на 1926 г.

Кубань и в середине 1920-х гг. по-прежнему сохраняет статус одной из самых многонациональных территорий в стране. Наиболее крупной группой здесь, как и в последующие годы, была славянская. В нее входили восточнославянские народы – русские, украинцы, белорусы, западнославянские – поляки, чехи и словаки (чехи и словаки в переписи населения СССР 1926 г. объединены в один демографический ряд) и южнославянские – болгары и сербы.

При анализе материалов переписи 1926 г. следует иметь в виду, что в регионах со смешанным национальным составом, каким является Кубань, население часто затруднялось в определении своей национальности, что вносит определенную долю условности в численную совокупность того или иного народа.

Наименее однородным был национальный состав населения Черноморского округа, в котором объединенный относительный вес русских и украинцев составлял только 68,66% (по трем другим округам он превышал 90%), на долю прочих народностей приходилось 31,34%, из которых 9,51% составляли армяне.

Группами свыше 3 000 чел. на территории Кубани, по материалам переписи 1926 г., были представлены грузины, татары, молдаване, евреи, поляки, чехи и словаки, эстонцы.

Среди прочих народностей наиболее распространенными на Кубани по данным переписи 1926 г. были следующие:

  • в Кубанском округе – армяне (21 023 чел.), белорусы (8 434 чел.), немцы (7 255 чел.), греки (5 747 чел.), поляки (2 611 чел.), молдаване (2 543 чел.), евреи (1 965 чел.);
  • в Армавирском: немцы (21 856 чел., армяне (19 198 чел.), белорусы (8 386 чел.);
  • в Майкопском – армяне (4 725 чел.), греки (1 926 чел.), белорусы (1 600 чел.);
  • в Черноморском – армяне (27 729 чел.), греки (15 134 чел.), молдаване (6 158 чел.), белорусы (4 882 чел.), черкесы (4 228 чел.), грузины (3 479 чел.), немцы (2 968 чел.)

Таким образом, после украинцев и русских наиболее многочисленными здесь по-прежнему были группы греков, армян, немцев.

Украинцы

Распределение русского и украинского населения по отдельным округам Северо-Кавказского края в 1926 г.

Украинцы к 1926 г. были самой значительной по численности этнической группой, составляя 45,48% жителей Кубани. В Кубанском и Черноморском округах, на их долю приходилось 61,48 и 35,66% населения соответственно. Значительная часть украинского населения сосредотачивалась в Армавирском (32,27%) и Майкопском (29,73%) округах.

Русские

Второй по весу народностью в регионе были русские, составлявшие в Армавирском округе 58,16%; Майкопском – 63,5; Кубанском – 33,45 и Черноморском – 33%. Обращает на себя внимание невысокий процент русского населения в Кубанском и Черноморском округах. В первом случае это объясняется значительным процентом украинского населения, а во втором – довольно высоким уровнем этнической мозаичности и наличием компактных поселений представителей неславянских групп. Интересные особенности показывает распределение русского населения в городской и сельской местностях. Значительный процент данного этноса отмечен в городских поселениях. В Кубанском округе русских насчитывалось более половины жителей практически во всех городских поселениях: в Краснодаре – 51,33%; Горячем Ключе – 51,4; Темрюке – 71,34 и Тихорецке – 74,14%. Исключение составлял только Приморско-Ахтарск, где большинство жителей были украинцы, а процент русских равнялся 31,9. Сельские районы Кубанского округа, напротив, характеризовались меньшим числом русского населения, за исключением Новопокровского (72,6%), Усть-Лабинского (68,11%) и Тихорецкого (60,94%) районов. В Черноморском округе русские составляя 51,45% городского населения. В Майкопском округе процент русского населения довольно высок. Исключением был только Армянский национальный район, в составе жителей которого русских насчитывалось 12,89%. В городах Армавире и Кропоткине на долю русских приходилось 44,82 и 52,14% соответственно. Данные Всесоюзной переписи населения 1926 г. наглядно показывали преобладание украинского населения в западных районах Кубани, а русского – в восточных, четко обозначившееся еще в XIX в.

Греки

Численность греков в пределах Северо-Кавказского края на 1926 г. составляла 32 178 чел. На территории четырех выделяемых округов насчитывался 24 921 грек или 77,45% от их общей численности. Следовательно, можно говорить, что большая часть греков Северного Кавказа проживала на Кубани.

Армяне

Выросла в сравнении с дореволюционной численность армян, в совокупности по четырем округам она составила 76 257 чел. (47% от числа всех армян, зафиксированных переписью на территории Северо-Кавказского края).

Немцы

Значительной оставалась численность немцев – 33 009 чел. (35,15% от числа немецкого населения, проживающего в Северо-Кавказском крае). Наибольшее количество немцев сосредотачивалось в пределах Армавирского округа (16 627 чел. – 50,4%), причем абсолютное большинство их в округе были сельскими жителями – 80,8%. В Кубанском округе численность немецкого населения была значительно ниже 7 255 чел., наибольшее число зафиксировано в г. Краснодаре – 1 107 чел. и Усть-Лабинском районе – 4 015 чел. Имеются места компактного расселения немцев и в Черноморском округе (2 968 чел.) – Анапский районы (1 615 чел.) и Новороссийск (528 чел.)

Ассирийцы

Абсолютное большинство ассирийцев (71%) были жителями Армавирского округа, что обусловлено в первую очередь наличием здесь их компактного поселения.

Молдаване

Сохраняют и даже укрепляют свои позиции на Кубани молдаване. По переписи их численность составляет 9 004 чел.

Татары

Соотношение татарского населения по округам показывает более равномерное расселение. При общей численности 4 391 чел. по округам они распределялись следующим образом: в Армавирском – 29,54%, Кубанском – 39,4, Майкопском – 12,69 и Черноморском – 18,38%. К сожалению, мы не можем отследить, какие именно группы татар преобладали на Кубани в данный период: казанские, крымские, астраханские, сибирские. В эту группу могли также попасть и азербайджанцы, именуемые в документах досоветской России татарами. Хотя в документах 1920-х гг. они фигурируют больше под именем тюрок, возможно и использование старых обозначений. Да и численность тюрок по четырем округам составляет 42 чел., что явно не соответствует численности азербайджанцев.

Мордва

Заметно увеличивается в регионе численность мордвы. По данным переписи, она насчитывала 1 081 чел.

Евреи

С приходом советской власти ликвидируются ограничения по расселению евреев. Их численность на Кубани увеличивается, составив по данным переписи 1926 г. 6 223 чел. (в это число нами также включены горские, грузинские, бухарские/среднеазиатские евреи и крымчаки). Евреи на Кубани по-прежнему в массе своей проживали в городах. Наиболее крупными центрами их сосредоточения были города Краснодар (31% всех евреев Кубани) и Новороссийск (34%). Единственным городом, где евреи не были зафиксированы переписью 1926 г. был г. Хоста Черноморского округа.

Болгары

Увеличилась по сравнению с 1897 г. численность болгар, составив по данным переписи 1926 г. 1 319 чел.

Поляки

Другая славянская группа – поляки, была представлены во всех округах Кубани: Армавирском – 1 632 чел., Черноморском – 2 020, Кубанском – 2 611, Майкопском – 1 131 чел. У поляков отмечается довольно высокий уровень урбанизации, они широко представлены в административных центрах – Краснодаре, Майкопе, Новороссийске и Армавире.

Чехи и словаки

Чехи и словаки, которые в материалах Всесоюзной переписи 1926 г. были объединены в одну группу также были расселены на территории четырех округов: в Армавирском – 102 чел, Кубанском – 212, Майкопском – 65 и Черноморском – 2 728 чел. Основной территорией проживания чехов и словаков были поселения Черноморского округа: г. Новороссийск – 633 чел., а также сельские районы: Анапский – 510 чел., Геленджикский – 245, Новороссийский – 814, Туапсинский – 352 чел.

Эстонцы

Сохраняют свои позиции, переселившиеся на Кубань во второй половине XIX в. эстонцы. В Армавирском округе была сосредоточена их большая часть – 1 185 чел. Значительная по численности группа эстонцев была локализована в пределах Кубанского округа – 1 383 чел., и совсем небольшое число в Майкопском округе (89 чел.). Местом наибольшей концентрации эстонцев в 1926 г. как и в конце XIX в. являлся Черноморский округ (1 797 чел.), а в пределах самого округа – Сочинский район (1 492 чел.).

Народы Дагестана

Увеличивается на Кубани число представителей северокав-казских народов. В частности народы Дагестана (аварцы, даргинцы, лакцы, лезгины, кумыки, ногайцы) по данным переписи насчитывали здесь 1 639 чел. Наибольшая их концентрация наблюдалась в Армавирском (64,43%) и Кубанском (26,42%) округах. В Майкопском и Черноморском округах располагалось соответственно 2,93 и 6,22%.

Черкесы (адыги)

Численность коренного населения Кубани – черкесов (адыгов), по материалам переписи 1926 г., значительно сократилась по сравнению с дореволюционным временем. Однако это объясняется прежде всего тем, что большая часть территорий с коренным населением была передана национальным образованиям (Черкесской (Адыгейской) АО), а также перешла в состав Ставропольского края. По округам в 1926 г. адыгское население распределялось следующим образом: в Армавирском проживало 3 722 чел., Майкопском – 37, Кубанском – 490, Черноморском – 4 228 чел.

Национальность и родной язык

Доля лиц с родным языком своей национальности в 1926 г.

Кроме регистрации народности, перепись 1926 г. фиксировала и родной язык, понимая под ним тот язык, «которым опрашиваемый лучше всего владеет или на котором обыкновенно говорит», тогда как перепись 1920 г. определяла в качестве родного язык, на котором говорит семья опрашиваемого; перепись 1897 г. считала родным язык, который «опрашиваемый сам для себя считает таковым» (Гозулов А.И. Морфология населения. Ростов н/Д, 1929. С. 182.). На важность языка как признака этнической общности, условия ее существования и нормального развития и связанное со всем этим большое значение языка как этнического определителя указывают многие исследователи. Отсюда ясно, что совпадение ответа о национальности с ответом на вопрос о родном языке свидетельствует об устойчивости этнической идентичности опрашиваемых. Несовпадение этих показателей, напротив, говорит о том, что этническое самосознание опрашиваемого находится на определенной стадии процесса этнической трансформации. Сам по себе вопрос о родном языке почти неизбежно соотносится с естественно установившимися от рождения или с раннего детства этноязыковыми связями, невольно ассоциируется с вопросом о национальной принадлежности. Поэтому признание своим родным языком языка другой национальности свидетельствует, как правило, о том, что опрашиваемый утратил свой национальный язык или знает его настолько слабо, что уже не связывает с ним свою национальную принадлежность. Как показывает анализ материалов 1926 г., понятия народности и родного языка в некоторых случаях не совпадали. В одном из выпусков «Кратких сводок» материалов переписи обращается внимание «на явление, обнаруженное переписью, в особенности по Северо-Кавказскому краю, именно резкое превышение доли населения, показавшего своим родным языком русский язык, сравнительно с учетом по народности, повышения за счет, главным образом, украинцев и частью белорусов...» (Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. Краткие сводки. М., 1928. Вып. 4. С. 5.). Так, по переписи 1926 г. на Кубани русский язык считала родным значительная часть населения, отнесенная к украинцам. В Кубанском округе, где абсолютное большинство населения (61,5%) составляли украинцы, численность лиц с украинским языком снизилась до 49,0% прежде всего за счет увеличения доли русскоязычных. Отмеченная тенденция – сокращение численности украиноязычных по сравнению с численностью украинцев по национальности – проявилась и в трех других округах: в Армавирском украинцы составляли 32,9% населения, украиноязычные – 8,0; в Майкопском – соответственно – 28,6 и 10,6%; в Черноморском – 35,7 и 17,4%. Это можно объяснить в значительной степени разным подходом к проведению переписей. Именно на Северном Кавказе, и на Кубани в частности, критерии определения национальности могли восприниматься и трактоваться по-разному (Кубанские станицы. Этнические и культурно-бытовые процессы на Кубани. М., 1967. С. 32). При этом для значительной части населения Кубани был характерен в 1926 г. один немаловажный штрих – число лиц, для которых русский язык был родным, значительно превышало число русских по этнической принадлежности. То есть, например, для многих людей, назвавших себя в переписи 1926 г. украинцами, родным языком был русский. Среди других народов доля владения родным языком своей национальности была различной. Большой процент указавших родным языком язык своей национальности показали немцы (92,3%), армяне (90,5%), эстонцы (90,9%), греки (84,6%), чехи (80,5%), грузины (79,8%), молдаване (74,4%). Наоборот, среди ев-реев (40,5%), поляков (39,8%), мордвы (43,5%) зафиксирован не-большой процент владения родным национальным языком (Рассчитано по: Всесоюзная перепись населения 1926 г. С. 57–62, 71–81, 96–100.).

Характерно, что те народы, в среде которых национальный язык сохранился в качестве родного в большей степени, проживали на территории Кубани компактно и преимущественно в сельской местности, что в значительной степени определяло круг их общения, взаимодействия и способствовало сохранению и воспроизводству национального языка. Напротив, евреи, поляки, мордва в большинстве своем были городскими жителями и проживали дисперсно, кроме того, их численность была сравнительно небольшой.


Таблицы:


Литература

  1. Всесоюзная перепись населения 1926 г. М., 1928. Т. 5.
  2. Гозулов А.И. Морфология населения. Ростов н/Д, 1929.
  3. Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. Краткие сводки. М., 1928. Вып. 4.
  4. Кубанские станицы. Этнические и культурно-бытовые процессы на Кубани. М., 1967.

Ссылки